?

Log in

No account? Create an account

January 26th, 2017

Любовь к жизни всегда была главной чертой этой бедовой, красивой и хрупкой девчонки, легкой на подъем, любые труды и веселые посиделки. Мария Яковлевна - и сейчас в свои неполных 90 бедовая девчонка. А ведь то, что пришлось прожить ей и другим свирским крестьянам в военные и послевоенные годы, порой напоминает сцены из жестко закрученного кинобоевика. В каких местах прячется мужество? Об этом –

Последние дни Старой Сегежи

От многих деревень на правом берегу Свири, там, где сейчас Нижне-Свирский заповедник, сейчас остались только названия, да и те скоро забудутся. Зарастут лесом поляны, и даже иван-чай да крапивно-малинные заросли – вечные спутники разрухи, не покажут, где еще недавно располагались родовые гнезда многих больших семей.
 На отрезке между Старой Слободой и Ковкеницами до войны находилось три крестьянских поселения: Ручьи (20 дворов, согласно топографической карте 1932 года), Старые Сегежи (16 дворов) и Новые Сегежи, они же Новая Деревня (9 дворов). Да еще место, где находился дом бакенщика (поворот налево к Свири после аншлага «заповедник»), называлось Старый Кол. По народному преданию Новые Сегежи были основаны выходцами из Старых после большого пожара. Но куда было тому пожару до большой беды, стерший с лица земли не только дома, но и весь уклад крестьянской жизни. Иногда говорят, что этот уклад – пережиток прошлого. Но откуда тогда столько внутренней красоты и силы в людях, пришедших из этого «темного» прошлого? «От наших родителей, конечно, - говорит Мария Яковлевна Голубева. – А у них от их родителей».
 Рассказ о последних днях Старой Сегежи составлен по воспоминаниям Марии Яковлевны с дополнениями ее двоюродных сестер Валентины Ефимовны Ефремовой и Марии Ефимовны Белокуровой.



Read more...Collapse )

Собрала и обработала Марина Столярская
28 апр. 2011 г.
Опубликовано «ЛП» №29 (12565) 27 июля-2 августа 2011 г.
(по рассказу Клавдии Александровны Стафеевой)

Доля ты!- русская долюшка женская!
Вряд ли труднее сыскать. (Николай Некрасов)

 Деревни Горка и Ковкеницы тянутся вдоль дороги, идущей параллельно берегу Свири. По сути, это одно большое село. До войны в обеих деревнях насчитывалось 70 дворов. Можно сказать, это был крупный культурный центр для более мелких окрестных деревенек. В Горке находился погост  с Никольской и Ильинской церквями, а в Ковкеницах – школа, а также правление колхоза «Красные Сегежи».


Read more...Collapse )
21 сентября 2012 г.  
Старший научный сотрудник Нижне-Свирского заповедника
Марина Столярская
КОВКЕНИЦЫ

Мы продолжаем повествование о судьбе куста деревень, находившихся на правобережье Свири, на нынешней территории Нижне-Свирского заповедника и в ее ближайших окрестностях, составленное с максимальной точностью по рассказам местных жителей. Сегодня речь пойдет о старинной деревне Ковкеницы. Ковкеницы расположены на высоком берегу Свири, близко, в один рядок с Горкой. Однако, военные истории у жителей этих деревень разные. Очевидно, что для крестьян, проживавших в Горках, Ручьях и Сегежах, немецко-финская оккупация началась совершенно неожиданно. Люди были вынуждены самостоятельно предпринимать попытки спасения и укрываться в лесу до момента своего пленения. В Ковкеницах, а также почему-то в Лахте, была-таки организована эвакуация населения. Правда, таким образом, что жители остальных деревень лишились при этом возможности переправы через Свирь.
О тех, кто пережил эвакуацию, а по окончании войны вернулся в родные края, о своей семье, рассказывает Александр Григорьевич Щетинин. Открытый и доброжелательный, как и большинство коренных русских жителей Присвирья, Александр Григорьевич хорошо помнит события тех лет.

Read more...Collapse )

Старший научный сотрудник Нижне-Свирского заповедника
Марина Столярская